Европейская Память

о Гулаге

Темы

18
image description
×

Сопротивление  В ЛАГЕРЯХ

После 1944 года в лагерях появилось много заключенных из Западной Украины, Литвы, Латвии и Эстонии, осужденных на длительные сроки за участие в гражданском и вооруженном сопротивлении советизации их стран. Появление политических заключенных, еще недавно воевавших и имевших опыт партизанской борьбы с советским режимом, привело к всплеску сопротивления в лагерях: участились массовые побеги, голодовки, забастовки и бунты. Проблемы порядка и дисциплины постепенно стали основным препятствием для деятельности лагерей и выполнения производственного плана. 

В лагерях эти политические заключенные создавали подпольные организации, построенные по национальному и военно-политическому принципу: украинские, польские, эстонские, литовские, латышские организации и группы, состоявшие из «власовцев» или бывших советских солдат и офицеров. Эти организации преследовали несколько целей: дезорганизовать деятельность репрессивных органов, выявляя и устраняя информаторов из среды заключенных, заставить считаться с собой администрацию и уголовников, помочь самым слабым зэкам в момент выхода из одиночек и ШИЗО, организовать сопротивление злоупотреблениям со стороны лагерного начальства.

Многие акции сопротивления происходили в лагерях и до смерти Сталина, но крупнейшие мятежи состоялись летом 1953 и 1954 годов: бунт в особых лагерях Горлаге (Норильск), Речлаге (Воркута) и Степлаге (Джезказган). Они вызвали огромные трудности для всей лагерной системы. 

Marta Craveri

See MEDIA
Fermer

Орест-Юрий Яринич : Организация побега

Fermer

Орест-Юрий Яринич : Подпольные организации в лагерях

Fermer

Подпольная жизнь в Кенгире

Антанас Петриконис рассказывает о своем прибытии в Кенгир, отделение Степлага в Казахстане, где летом 1954 года произошло массовое восстание заключенных:

«Сначала нас держали 20 дней в карантине, это было обязательно. Там были литовцы, они приходили и спрашивали: откуда, как, почему. Мы тут же подключились к подпольной борьбе. Там была очень крепкая организация. Меня представили, спросили откуда я, за что, как. Я ответил, что был партизаном, что меня взяли в плен и посадили. Благодаря этому я заслужил доверие. Мы тут же включились в борьбу».

Fermer

Антанас Петриконис: подавление восстания в Кенгире

«Тем утром, 26 июня, я оказался, кажется, в женской зоне у пятого барака. Внезапно мы услышали шум, гудение машин, выстрелы, холостые, естественно. Когда раздавались выстрелы, в воздух взлетали тряпки. Дело в том, что оружие было заряжено тряпками, главное было – создать шум. Танки катились на полной скорости, не замечая людей на своем пути, гусеницы были заляпаны кровью. Там была одна латышка, они просто проехали по ней, после этого валялись только клочки одежды, от женщины не осталось совсем ничего. Они загнали нас в бараки и окружили их. Я оказался в бараке с одним украинцем, вокруг были солдаты. Я смотрел на них, они стояли прямо перед нами, дверь барака была открыта. Он выглянул наружу посмотреть, остальные стали спрашивать, сколько их там. Он высунул голову подальше и бабах! Прямо в голову, он упал. Ему оставался всего год до конца срока. Мы подняли его и положили на доски, он смог только что-то прохрипеть и все, умер. Могу сказать, хорошо, что это была не моя голова. Вот как иногда распоряжается судьба».