Европейская Память

о Гулаге

Биографии

14
image description
×

Ян  АНТАЛ

Ян Антал (первая фамилия – Кавасх) родился 24 февраля 1950 г. в Магадане. Его мать, Ирена Кавасхова, в тот момент уже как пять лет была депортирована и сидела в одном из колымских лагерей. Еще младенцем Яна отправили в приют в поселке Эльген, к северу от Магадана. Затем, в возрасте двух лет, его перевели в другой приют, во Владивостоке, а затем в Москву. После освобождения в 1953 г. его мать вернулась в Словакию и принялась разыскивать сына, а когда нашла, организовала его возвращение вместе с эшелоном солдат (29 апреля 1955 г.). Ян взял фамилию нового мужа матери, но на все расспросы об отце она неизменно отвечала: «Это был хороший человек». Повзрослев, Ян отправился работать в Прагу, где прожил тридцать лет. Там он поступил в Карлов университет и стал интересоваться философией. Женившись, он взял фамилию супруги и стал зваться Яном Анталом[A14]. В 2006 г. он принял предложение киностудии «Trigon» снять фильм о его судьбе и его многолетних поисках сведений об отце. Лента должна называться «Mой отец ГУЛАГ». Ян съездил в Магадан и посетил места, где работала его мать, и свой первый приют. В Магаданском архиве и в архивах Москвы он пытался найти ответ на свой вопрос об отце, но так ничего и не выяснил. Сегодня Ян Антал вместе с женой и пятерыми детьми живет в Сводине, в Словакии. Он все еще пытается узнать, кто был его отцом.
See MEDIA
Fermer

Его мать в лагере

Ян Антал ничего не помнит о других детях, которые вместе с ним жили в приюте. Когда он оттуда уехал, ему было всего пять лет. По возвращении мать рассказывала ему о своей работе в ГУЛАГе: сначала на золотом прииске, потом, после несчастного случая, ее перевели в прачечную, а затем на кухню, где она встретила его отца. Эта работа была не такой тяжелой, и она могла лучше питаться.
Fermer

Депортация матери и лагерь

Ирена, мать Яна, рассказала ему о том, как ее везли в «Россию» . Она была беременна, и в поезде у нее случились преждевременные роды. В Польше она из окна выбрасывала записки в надежде на то, что кто-то их подберет и перешлет ее зятю. Когда кто-то из депортированных умирал, его выкидывали из вагона. Русские солдаты вели себя злобно, и их нельзя было ни о чем попросить. Она провела в поезде три месяца, и ей все всегда было сложно рассказывать об этом опыте. Из Владивостока на корабле их отправили в Магадан. Она вспоминала, что летом, когда работы было меньше, они строили дороги или что-то мастерили. Кто-то пробовал бежать, но они гибли, или их ловили. Никаких ограждений не было, и они работали без охраны. Но чтобы убежать, требовалось пешком, без еды и одежды, преодолеть от 800 до 1000 километров. Она вспоминала об одном человеке, которого поймали и избили. Отношения между заключенными были жестокими, и случались кражи. Тем не менее, некоторые помогали друг другу.
Fermer

Трудности возвращения

Ян Антал рассказывает о своей матери, Ирене, с восхищением. После возвращения у нее было очень плохо с деньгами, т.к. власти отказывались засчитывать те девять лет, что она проработала на ГУЛАГ. Чтобы выжить, ей пришлось подрабатывать в самых разных местах. Она обучила Яна готовить и трудиться. Ирена одновременно была для него и отцом, и матерью.
Fermer

Их окружение по возвращении

Когда мать Яна вернулась в Словакию, встретили ее скорее хорошо. Она познакомилась с адвентистами, которые с пониманием к ней отнеслись и во многом ей помогли. Ян рассказывает о первом муже своей матери по фамилии Кавасх, который через пять лет после ее исчезновения обратился за свидетельством о смерти и повторно женился. Некоторые жители смотрели на нее с осуждением, т.к. у нее был ребенок, и она повторно вышла замуж, но в целом отношение было снисходительным. Ирена сначала жила у адвентистов, а потом ей удалось вернуть половину дома, в котором она проживала до депортации. Люди уважали его мать за твердость характера.
Fermer

Прага, 1968 г.

В 1989 г., во время радикальных преобразований в Центральной Европе, Ян был в больнице и не смог присоединиться к митингующей толпе. Он также вспоминает о событиях 1968 г., когда жил в Праге. Он пришел на работу, и коллеги сказали ему, что в городе русские. Он ничего не сказал, а взял мотоцикл и поехал к другу. Вскоре их вдвоем остановил русский патруль. Ян вынул свои документы, где было указано, что он родился в СССР, и поговорил с солдатом по-русски. После этого их отпустили. Ян вспоминает и другие случаи, когда тот факт, что он родился в Союзе, ему помогал.