Европейская Память

о Гулаге

Биографии

29
image description
×

Винкас  КРУШАС

Винкас Крушас родился в 1925 г. недалеко от Вильнюса в крестьянской семье. В 1938 г. он отправился в Вильнюс учиться, а после 1944 г., когда в Литве установилась советская власть, присоединился к подпольной группе, которая помогала участникам сопротивления добывать материалы, чтобы печатать листовки и газеты. В 1946 г. он был арестован и осужден на пятилетний срок, который отбывал в Ухтинском лагере в Республике Коми. В 1950 г. после освобождения он вернулся в Литву. Однако за это время его отец был в 1948 г., во время коллективизации, арестован и отправлен в лагерь в Литве. Через три года его отправили на пожизненное поселение в Новосибирскую область. В 1951 г. его мать и двое маленьких братьев были депортированы в Красноярский край, а Винкасу удалось спрятаться. В 1952 г. он все же был найден и тоже этапирован в Красноярск. В 1957 г. его родители возвратились в Литву, а он закончил учебу в Красноярске и в 1962 г. вернулся в Вильнюс, где устроился работать на деревообрабатывающую фабрику.

See MEDIA
Fermer

Репрессированная семья

«Случилась такая странная вещь. Нашу большую семью разбросало по четырем углам Сибири: отец был в Северном районе Новосибирской области; брат, если быть точным, не в Сибири, в Воркуте; мать – в Канске, в Красноярском крае; а нас отвезли в Красноярск, потому что в нашем поезде была в основном молодежь, которую задержали без родителей и родственников. Поэтому нас отправили в Красноярск, так как мы были молоды и могли работать»
Fermer

Разные национальности в ГУЛАГе

«Какие еще национальности, кроме литовцев, были в лагере? Ох, ох, ох! Большинство составляли украинцы, «бандеровцы». Вы знаете, кто такие «бандеровцы»? Там было немало эстонцев. Латыши из дивизии СС … дивизии СС, служившей немцам. Они были молодые, но умные. Но латыши они… у них другой характер, их не поймешь! Эстонцы, хотя с ними и трудно общаться, так как они плохо говорили по-русски, – хорошие люди. А латыши, возможно, немного себе на уме, не знаю, как сказать. Но в целом мы неплохо ладили».