Европейская Память

о Гулаге

Биографии

01
image description
×

Сильва  ЛИНАРТЕ

Сильва Линарте родилась в 1939 г. в Латгалии, на юго-востоке Латвии. В этом очень бедном регионе ее семья считалась зажиточной. В семье Сильвы традиционно придавалось большое значение образованию и культуре: ее отец, тетя и дядя были сельскими учителями. В июне 1941 г., после отказа написать донос на коллег-учителей отец Сильвы был арестован и отправлен в Вятлаг, где умер в 1942 г. Сильва с матерью и сестрами были сосланы в Красноярскую область.  В 1947 г. Сильве с сестрами было позволено вернуться в Латвию. После долгого пути они оказались в детском доме в Риге, а затем были переданы на воспитание в крестьянскую семью. Матери Сильвы удалось сбежать из спецпоселка и тайком приехать к дочерям в Латвию. В 1950 г. в ходе второй волны массовых депортаций мать с дочерьми вновь отправляют в Сибирь. Материальные условия жизни постепенно улучшаются, но мать Сильвы умирает от рака. В 1956 г. Сильва окончательно возвращается в Латвию, где ей удается продолжить учебу и стать художником-дизайнером. Сегодня она вновь живет в доме, где прошло ее детство, и вместе со своими дочерьми погружается в чудом уцелевший мир семейного прошлого.

See MEDIA
Fermer

Детские фотографии Сильвы

Часть родственников Сильвы избежала депортации и сохранила фотографии 1930-х гг. Кроме того, вернувшись много лет спустя в родной дом, Сильва нашла здесь чудом уцелевшие семейные документы.

Fermer

Депортация июня 1941 г.

1. НКВД не удалось полностью скрыть подготовку депортации. Слухи о ней дошли до семьи Сильвы, но отец отказался поверить в грозящую опасность.

2. Выживание депортированных во многом зависело от того, понимали ли они, что им предстоит ссылка в Сибирь, и смогли ли взять с собой теплую одежду. Одним удалось запастись зимними вещами, другим было дано слишком мало времени на сборы. Маму Сильвы торопили милиционеры, и она забыла пеленки и одежду младшей дочери. Она умерла еще в поезде, по пути в Сибирь.

Fermer

Холод и волки

1. Встреча с волками

2. Холод и замерзшие ноги

Сильва чуть не лишилась ног в результате обморожения

Fermer

Возвращение в Латвию и детский дом

По инициативе Министерства образования Латвии в 1946 г. дети латышских спецпереселенцев, потерявшие одного или обоих родителей, получают разрешение вернуться на родину. В годы войны многие дети лишились родителей, и даже если их матери живы, все понимают, что, несмотря на тяготы разлуки, на родине у них больше шансов выжить. 

Таким образом, в 1946-47 гг. в Прибалтику возвращается около 1300 латышских и, реже, эстонских детей. И сегодня многие из них, несмотря на наличие документальных доказательств, не верят в официальный характер этой меры и объясняют свое спасение везением или героическими действиями отдельных людей. Для Сильвы и ее сестер детский дом в Риге становится символом (относительного) изобилия. Попав сюда после нескольких лет в Сибири и долгого изнурительного пути, дети в первое время отказываются от еды. Работающему в детдоме врачу удается понять причины такого поведения: он распоряжается дать им картошку - единственный известный ссыльным детям вид пищи. 

Для этих детей, попавших на родину раньше других категорий депортированных, возвращение и новое знакомство с родной землей становятся настоящим потрясением, навсегда запечатлевшимся в памяти. Aушра Залкмане, ее сестра Лилия Кайоне и Пееп Варью были в числе вернувшихся на родину детей.

1. В первом фрагменте Сильва рассказывает о долгом пути по железной дороге, во время возвращения в Латвию в 1947 г.

2. Первый душ и платье в цветочек.

3. Первый обед в детском доме.

Fermer

Музыка и танцы!

«И представляете все же, вот этот возраст: мы приходили из этой страшной тайги, и мы же бежали на танцы. Мы бежали на танцы, литовцы играли, аккордеоны были, и вот, вот... Молодость – это вообще что-то непонятное, что помогает как-то и выжить людям. Так что я могу сказать, что литовцы спасли латышей одно поколение со своей такой музыкальностью. Вот так...»

Несмотря на все трудности и тяжелую повседневную жизнь, молодежи спецпоселков зачастую удавалось найти время и силы для отдыха и веселья.

Fermer

Сибирь: земля изгнания, земля очарования...

Амбивалентность Сибири, изумительного края, ставшего местом ссылки и репрессий, находит выражение в рассказе Сильвы. Маленьким ребенком она наблюдает, как ее мама, подобно лошади, тянет за собой телегу. Взобравшись на пень, Сильва любуется лесом. Почему это «самое красивое место в мире» стало олицетворением страданий депортированных народов?