Европейская Память

о Гулаге

Биографии

10
image description
×

Наум КЛЕЙМАН

Наум Клейман родился в декабре 1937 года в Кишиневе. Его дедушка и бабушка по отцовской линии жили в Бессарабии, которая тогда принадлежала Румынии. Они были арестованы в 1941 году, после того как СССР аннексировал эту территорию. Дедушку Наума отправили в Ивдельлаг на Урале, где он скоро скончался от последствий голодовки. А бабушку депортировали в Центральную Азию. Ее спас сын, который подкупил местных начальников и они объявили ее умершей. Во время Второй мировой войны Наума Клеймана вместе с матерью эвакуировали на Урал. Отец после ранения попал на трудовой фронт, и семья смогла воссоединиться.

В 1946 году они вернулись в Кишинев, но 6 июля 1949 года их всех депортировали в заброшенную деревню Июнька неподалеку от города Гурьевска, работать на бывших золотодобывающих шахтах, откуда уже давно никто не добывал никакого золота. Науму, однако, разрешили ходить в школу в соседней деревне Барит, после чего весной 1950 года он уехал в Гурьевск. Каждое такое послабление было для него еще одним шагом к свободе. Он ценил поведение местных жителей и благодарен своим учителям и директору школы. В 1955-м он освободился и уже собирался ехать поступать в институт в город Фрунзе (Бишкек) в Киргизии, когда увидел объявление о наборе в Институт кинематографии в Москве (ВГИК). Он отправил документы (до сих пор он не может толком объяснить почему) и его приняли. Он уехал в Москву — еще один шажок в направлении свободы.

Он окончил Институт кинематографии, преподаватели и студенты которого благодаря хрущевской оттепели заново открывали советское и зарубежное кино. Клейман стал специалистом по кинематографу Эйзенштейна, что позволило ему путешествовать, несмотря на его статус бывшего спецпереселенца. С 1992-го по 2014 год он был директором Государственного центрального музея кино и Эйзенштейн-Центра в Москве.

Ален Блюм и Ирина Чернева

See MEDIA
Fermer

Арест и высылка

Семья Наума Клеймана была депортирована 6 июля 1949 года. Он вспоминает, что лейтенант, командовавший подразделением, был очень внимателен и помогал им. Он рассказывает, как они ехали в Гурьевск. Их высадили на вокзале в Белово, а потом везли в Новокузнецк, который тогда назывался Сталинск. Оттуда по узкоколейке до Гурьевска, а затем в заброшенную деревню Июнька со старыми золотодобывающими шахтами.

Клейман подчеркивает, что им повезло оказаться во втором эшелоне, а не в первом, так как первый отправили в Иркутск, где было гораздо тяжелее, а их второй эшелон послали в район Кузбасса, где выжить было легче.

 

Fermer

Другая депортация

Дедушка и бабушка Наума Клеймана с отцовской стороны были арестованы в 1941-м, сразу после советской аннексии. Его деда отправили в уральский Ивдельлаг, где он умер в результате голодовки. Его бабушка была депортирована в Туркменистан, где ее обнаружил сын и «выкупил» ее свободу (местные власти, получив от него дефицитные товары, согласились сделать свидетельство о ее смерти, и сын с матерью смогли уехать).

Fermer

Наум Клейман рассказывает историю своей депортации

Здесь представлен рассказ Наума Клеймана о его депортации, записанный Ириной Черневой и Аланом Блумом 25 июня 2015 года в Эйзенштейн-Центре в Москве.
Разделено на три части. Все три части можно скачать: Часть IЧасть II, Часть III.

 

Fermer

Выживание и поддержка

Наум Клейман рассказывает, как бывшие кулаки, депортированные в начале 1930-х, помогли ему устроиться жить в конюшне, научили его различать грибы и ягоды в лесу, чтобы выжить.

 

Fermer

Дорога к свободе

Для Наума Клеймана первым шагом к свободе было разрешение уехать в школу-интернат в Барите, и он явно почувствовал это, когда отец рано утром провожал его из Июньки, где они жили, в эту другую деревню, за восемь километров. Сквозь высокую траву наблюдали они за невероятной красотой восходящего солнца.

И снова он почувствовал это движение в сторону свободы, когда ему разрешили выехать в Гурьевск — настоящий город!

Fermer

Работа на шахте

Fermer

Красота Сибири

Науму Клейману разрешили ходить в школу-интернат в восьми километрах от деревни, в которую была сослана его семья, и он открыл для себя невероятную красоту восходящего солнца, светящего сквозь высокую траву.

 

Fermer

Другие и восприятие депортированных местными жителями

Наум Клейман снова и снова возвращается к той подозрительности, которой были окружены семьи депортированных. Среди их окружения были и бывшие полицаи, которые сопровождали их в ссылку. Они стали просто стукачами, продолжали следить и доносить. Что же касается отношений с местным населением, то они, конечно, из-за нехватки информации тоже относились к депортированным с недоверием, однако, тем не менее, поддерживали их. 

 

Fermer

Мне повезло

История депортации семьи Наума Клеймана состоит из череды счастливых случайностей и встреч, благодаря которым у него появился шанс выжить. По-настоящему оценить этот шанс он смог только позже, встречаясь с другими депортированными.

Fermer

Молчание

Оказавшись в Июньке, семьи депортированных получали только обрывочную и очень формальную информацию о том, что с ними будет. Между тем, среди них находились и те, кто пытался интерпретировать эти крохи информации и распространять их, чтобы морально поддержать остальных. В частности, «баронесса», которую описывает Наум Клейман, женщина, которой удалось собрать вокруг себя группу взаимовыручки и поддержки.

1949-1953 годы в Советском Союзе отмечены многочисленными антисемитскими кампаниями. И в то же время появляются лазейки и разные возможности, которых не было раньше. Семья Клейманов пытается расшифровать эти противоречивые сигналы власти, сориентироваться относительно своего окружения на работе и учебе. Наум Клейман пытается восстановить свое восприятие этого периода, и не может отделаться от желания найти объяснения противоречивости репрессий.