Европейская Память

о Гулаге

Темы

16
image description
×

География  ДЕПОРТАЦИЙ

География депортаций (спецпоселений) во многом совпадает с географией лагерей. Лагеря разбросаны по всей территории Советского Союза, но чаще всего они располагаются в неосвоенных краях с трудным климатом, в местах добычи полезных ископаемых, строительства железных дорог и промышленных комплексов. Спецпереселенцев же направляют прежде всего в сельское хозяйство и на лесозаготовки. 
Спецпоселения отсутствуют к западу от линии Ленинград-Москва, где, однако, находится немало лагерей. В отличие от лагерей и колоний, спецпоселения не обнесены колючей проволокой, но зачастую сама негостеприимная природа этих краев играет роль преграды на пути к бегству. 
Приезд спецпереселенцев ведет к трансформации этих территорий и появлению новых поселков. Так, по мере того как семьи депортированных мало-помалу осваивают эти места, рождается "земля изгнания". Постепенно восстанавливаются связи солидарности внутри национальных сообществ. Этому способствует то, что выходцы из одного и того же региона нередко оказываются вблизи друг от друга на спецпоселении. Препятствием для воссоздания связей, однако, служит запрет покидать поселок и большия расстояния между населенными пунктами.
В результате депортации семьи оказываются разбросанными по всей стране. Связи между отцами и мужьями, попавшими в лагеря, женами и детьми, сосланными на спецпоселение, родственниками, оставшимися на родине, поддерживаются благодаря письмам, которые пересекают из конца в конец всю советскую территорию.
После освобождения мужчины отправляются на поиски своих семей. Некоторым из них удалось наладить переписку еще в лагере, кому-то понадобится не одна неделя поисков, чтобы найти близких, отправленных на спецпоселение.
See MEDIA
Fermer

География депортаций

Депортированных размещали по всей территории СССР. Тем не менее, места ссылки в основном находились в тех регионах, которые требовалось колонизировать, но куда переселенцы не ехали добровольно из-за трудностей с сообщением или суровых природных условий.

География ссылки хорошо накладывается на географию лагерей, хотя полностью и не совпадает с ней. Территории, куда отправляли депортированных, в основном расположены на севере Казахстана, в Узбекистане, в Западной Сибири, вокруг Байкала и к северо-востоку от Москвы. Большинство лагерей находилось в самом суровом климатическом поясе, будь то на севере европейской части страны (воркутинские, интинские и другие лагеря) или в крайне негостеприимных частях Сибири (Колыма и др.). Лагеря часто располагались вблизи шахт, либо на крупных железнодорожных или индустриальных стройках. Депортированных чаще отправляли в сельскую местность, где им приходилось возделывать землю или работать на лесоповале. Однако тут не было четких разграничений, и ссыльные с зэками часто оказывались на одних и тех же стройках. Следует отметить, что к западу от линии Ленинград-Москва депортированных не было, а лагерей было много, поскольку в этой части страны требовалось много рабочей силы.

Ссыльных не сажали за колючую проволоку. Их отправляли в такие места, где роль ограды брали на себя природные условия и колоссальные расстояния. Благодаря депортированным эти территории преображались, возникали новые деревни, уже существующие населенные пункты, которым угрожал исход местных жителей, получали новую кровь. Условия, ожидавшие депортированных, менялись с течением лет и зависели от того, откуда они были родом. Литовцев и западных украинцев чаще всего отправляли в Сибирь (в основном в Иркутскую и Новосибирскую области и в Красноярский край), а немцев – в Центральную Азию.

Парадоксальным образом, в ссылке стали возникать национальные территории, которые позволяли различным группам отчасти восстановить внутреннюю солидарность (правда, ее укреплению мешал запрет покидать спецпоселки и распыление сосланных из одних мест по разным населенным пунктам). Депортированные постепенно обживались на новых местах, которые превращались для них в новый дом.

После смерти Сталина и особенно после 1956 г. депортированные получили право вернуться в родные места, и места ссылки стали терять свое население. Часто члены одной семьи были разбросаны по разным частям страны: в ходе депортаций 1941, 1944 и 1949 гг. на аннексированных территориях глав семейств, как правило, отправляли в лагеря, а женщин – в спецпоселки.

Между родными местами ссыльных, где порой оставалось несколько членов семьи, лагерями, куда отправляли отцов и мужей, и спецпоселками шел тонкий ручеек писем. Хотя право на переписку было ограничено одним письмом в месяц, это право все же существовало (пусть даже все знали, что письма вскрывались и читались соответствующими органами).

 

Если отцам и сыновьям удавалось пережить тяжкие условия лагерей, они отправлялись на поиски своих родных. У кото-то из них получалось поддерживать связи с семьей, даже будучи в лагере; другие выходили на след своих близких лишь после освобождения.