Повседневная жизнь

 

Повседневность, быт стоят в центре всей жизни депортированных и наполняют собой их воспоминания. Повседневная жизнь на спецпоселении соткана из голода, холода, принуждений и лишений. Она является олицетворением депортации, напоминая о разлуке с родным домом и необходимости строить жизнь заново. 

Она заполнена трудом на колхозных полях и работой по хозяйству, особенно тяжелой из-за чрезвычайной бедности и почти полного отсутствия домашней утвари. Большинство предметов изготавливается на месте, из подручных материалов: дерева, льна, кожи, пеньки. Для мытья волос служат корни растений, а луковая шелуха используется для окраски домотканного полотна. Воспоминания бывших депортированных нередко строятся вокруг нескольких предметов обихода, ставших символом нищеты или, наоборот, надежды: так, появление поросят в конце 40-х - нач. 50-х гг. свидетельствует об улучшении материального положения спецпоселенцев. 

Этот скудный и изнурительный быт может то же время стать основой для "реконструкции" жизни депортированных. Он также является пространством, внутри которого протекает жизнь общины, позволяя сохранить связи с соотечественниками и родиной, благодаря участию в национальных праздниках и религиозных обрядах, использованию родного языка внутри семьи, исполнению народных песен, бережному хранению и воссозданию традиционных предметов (например, украинской вышивки). Это не исключает, однако, возможности интегрироваться в местное сообщество, путем, например, обмена услугами и практическими навыками (например, приготовление сала), общения и совместного досуга. 

Таким образом, повседневная жизнь представляет собой пространство, расположенное на пересечении нескольких миров: мира коллективного труда и частной деятельности, национальной и местной традиции. Мир "советского" фиксирует общие рамки, внутри которых предметы и практики, привезенные спецпереселенцами, игнорируют, соседствуют или взаимодействуют с местными.