Йонас Волунгевичус : Трудное возвращение

 
«Работу было найти очень сложно. Я обошел бессчетное количество предприятий и заводов. Знакомые и школьные друзья тоже пытались меня трудоустроить. Но везде дело стопорилось, как только вопрос доходил до отдела кадров. Везде говорили: у нас нет мест. Например, на компьютерном заводе, где работал один родственник, в отделе кадров меня спросили: «Значит, ты перевоспитался?» Я ответил, что это не их дело, за мое перевоспитание отвечают другие, а к ним я пришел, потому что мне нужна работа. Я пошел к начальнику мастерской. В то время им нужны были люди, которые бы могли заведовать культурными мероприятиями, которые тогда были в моде, они искали музыкантов, певцов и т.д. Я пошел в отдел кадров... а они... Тогда строили новую фармацевтическую фабрику. И у них не хватало рабочих. Там мне сказали: у нас здесь полно молодежи, и нам не нужны такие опасные люди, как вы. Я пошел в Театр оперы и балета. Мне было сказано: приходите через три дня, мы выясним мнение КГБ. Они, возможно, по неопытности говорили в открытую. Я вернулся через три дня, и мне ответили, что не возьмут. Я пошел в Академию музыки, и ректор Карнавичус мне сказал: охотно вас возьму, если вы принесете разрешение от КГБ. То есть мне опять отказали. Наконец, я смог устроиться, хотя и со второй попытки, на художественную фабрику. Молодая женщина, возглавлявшая отдел кадров, действительно хотела мне помочь. Она мне сказала: директор только что вернулся из Франции, я у него спрошу. Вскоре она вернулась и ответила: нет, он не согласен. Она посоветовала мне поискать где-то еще, но, если у меня не получится, прийти снова – возможно, ей удастся что-то сделать. Я ушел и пытался устроиться в еще несколько мест. И потом пришел снова к ним, и художник сказал, что попробует поговорить с директором. В тот раз это удалось, и я стал работать на художественной фабрике».
Вам понадобится Flash Player.

Свидетельство об освобождении (1970 г.)
© Jonas Volungevičius