Теодор Шанин : Возвращение отца

 

«- Когда вернулся Ваш отец? 

- Примерно через полтора года. Я думаю, столько понадобилось времени, чтобы правительственные указания дошли до лагеря. Где-то в течение года мы считали, что возможно, он убит, как в Катыни, ведь никто из его поезда не возвращался, но потом люди оттуда стали появляться. 

Мой отец отправился в Джалал-Абад – маленький киргизский городок, и многие тогда тоже стали возвращаться. В каждом месте создавалась своя польская организация партизан, и было главное польское бюро. В каждом из таких мест была стена, на которую вешали телеграммы. Если ты кого-то разыскивал, то отправлял телеграммы в различные места, указывая, кто ты и кого ищешь, и если тебе везло, то они находились. И он приехал в Джалал-Абад и пытался нас отыскать, рассылал телеграммы, но ничего не происходило, и он решил, что, если все так и дальше пойдет, то он умрет с голода. Он, действительно, умирал – вернулся из лагеря с цингой (от недостатка витамина С, от которого многие умирали в русских лагерях) и язвами по всему телу. Люди умирали не от голода – им давали достаточно пищи. Они умирали от авитаминоза. Так что он решил отправиться в местный колхоз, что оторвало бы его от нормальной жизни, но там хотя бы была еда. И перед этим он в последний раз сходил к стене с телеграммами, а там висела телеграмма от нас. Эти стены были полны сюрпризов, неожиданных удач и нежданных горестей. »

Вам понадобится Flash Player.

Теодор Шанин в Москве, 8 декабря 2008 г.