Клара Хартманн : Жизнь в лагере

 

«Потом был построен завод в Балхаше. На самом деле это мы мало-помалу построили весь город. Там не было ни домов, ничего не было, просто пустыня. Сначала мы построили жилье, семейное жилье, вполне приличное, но в русском стиле.

Это вы его строили?

Да, да. Обязанности каждой бригады были четко определены. Одни закладывали  фундамент, другие занимались стенами или крышей и так далее… полами… всем.

Там было так много народу, что у каждого была своя собственная работа. И когда жилье было закончено, мы построили завод для обогащения урана, который привозили из Венгрии.

Примерно в 30-40 километрах от лагеря была шахта, где тоже добывали уран, и он тоже шел на завод…

Там был уран из Венгрии, я это знаю, потому что там были венгерские вагоны, на которых было написано “Hungaria” и “Pécs” или “Budapest”. Когда уран добывали из земли, его на тачках везли к этим вагонам, на которых привозили уран и издалека. Так я узнала, что они из Венгрии.

Это было очень странное ощущение, потому что поезда были венгерские. Эти поезда для меня были Венгрией… И это было все-таки тяжело, порой ужасно, но все-таки в некотором смысле я чувствовала… или точнее сейчас чувствую, оглядываясь назад, что в лагере я пережила много разных вещей, которые были очень важными в моей жизни, которые, возможно, были необходимым опытом… я даже не знаю… Это было как школа… но очень горькая школа…

Там в лагере, где были только политзаключенные, все уважали друг друга, помогали и поддерживали. Украинки получали посылки из дома и делились со всеми, даже если там было немного, иногда совсем маленький кусочек. Начальница бригады… она тоже была украинка. Она тоже всегда получала посылки из дома и делилась со всеми… Это было очень хорошо, чувство собственного достоинства… мы помогали друг другу и неважно было, кто ты – литовка, латышка или еще кто… мы все дружили и чувствовали, что мы вместе».

Вам понадобится Flash Player.

Клара Хартманн в Гедре, 31 августа 2009 г.
© CERCEC & RFI